Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:43 

То ли профы зажрались, то ли я разучилась писать

evernalis
Предмет: чары
Тема: огненные заклинания
Оценка: В (серьезно?)

Шел 1689 год.

Что-то было не так.
За свою жизнь Барти Мортимер, названный в своей семье Вторым, успел развить чутье в подобных вещах. Он безошибочно умел уходить от погони, изворачивался и убегал, врал, когда хватали за руку, отвлекал внимание всевозможными магическими штучками. Это было опасно: во всех уголках известного Бартемиусу Второму мира велась охота на ведьм, но все же это был его мир, таким, каким он привык и полюбил его видеть.
Грязные улочки нижнего Лондона источали привычный смрад, в остатках еды, разлагавшихся на мостовой, кишели крысы, нечистоты, сбрасываемые на улицы прямо из окон, растекались бурыми лужами. В паре пивных все еще горел свет, и доносились шумные разговоры, перемешивающиеся с бранью, звуками моряцких песен и ударами кружек. Недалеко был порт, запах реки и рыбы примешивался к повисшему над городом смраду.
Барти следовал привычным путем, стараясь не шуметь, не вызывать подозрений до времени, да и вовсе не попадаться никому на глаза. Накинув на плечи черный потрепанный плащ, который невозможно было различить на фоне потрепанного и темного города, и, надвинув на свою блестящую лысину капюшон, Барти перебегал от одного дома к другому, стараясь скрыться в тени зданий. Дело было плевое – залезть в особняк одного богача на углу. Неизвестно, что тот богач и его особняк забыли в таком месте, как этот район Лондона, но навару это сулило отменного, грех было упускать такой шанс.
Барти перепрыгнул очередную помойную лужу. Из нее на него взглянул невысокий и плотный человечек средних лет, с бегающими глазками, большим носом и застенчивой, но хитроватой улыбкой. Вторым он был назван после своего отца. Мошенник прошлых лет, тот промышлял обманом наивных маглов, продавая им предметы, которые таяли в воздухе, стоило только принести их домой.
Сейчас все внимание этого человечка было отдано окружающим Барти улицам. Он слегка нахмурил брови, прислушиваясь к щемящему чувству беспокойства. Но все было тихо, и Бартемиус Второй настойчиво отгонял подозрения, словно назойливую муху.
И только подойдя к нужному дому, он заметил в конце улицы четырех незнакомцев. Рассмотреть их с такого расстояния была невозможно, но их силуэты хорошо вырисовывались на фоне отражавшейся в реке луны. Остановившись прямо у калитки, Барти Мортимер, человек-невидимка, угроза собственности многих маглов и волшебников, до сих пор ни разу не струсивший в сложной ситуации и не опустивший руки перед лицом опасности, явственно затрясся. Было в этих четырех фигурах в темных одеждах нечто мистическое и жуткое под холодными отблесками ночного светила. Выкинув руки с палочками вперед, все четверо произнесли заклинание, и пустая тихая и темная улица вмиг наполнилась ослепляющим и обжигающим огнем, с ревом принявшимся пожирать все вокруг. Барти Мортимер на долю секунды замер, как вкопанный, не в силах поверить в случившееся, а потом быстро, как только мог, унес ноги от бушующего огня.


***
Лондон горел четыре дня. Вспыхнули, словно спички, деревянные здания бедных районов, выгоревшие первыми и с такой скоростью, будто солома в жаркий день. Горели улицы и пабы, мастерские и библиотеки, мосты и корабельные доки у реки. Задыхались в пламени каменные особняки богатых господ. Люди гибли в огне, а те, что спасались, бросали все, спешно покидали город, но ни близость реки, ни слаженность пожарных бригад, не могли предотвратить страшной катастрофы, которая постигла город.
Виновных так и не нашли. То тут, то там появлялись слухи о том, кто мог забыть раскаленную жаровню или бросить на улице тлеющий уголек. Но такого страшного пожара Лондон не видел еще никогда. Слух о ведьмах все чаще звучал на устах прихожан уцелевших церквей, забитых в эти дни до отказа и не прекращавших колокольный звон ни на минуту, скорбевших о потерях, предупреждающих о трагедии, постигшей жителей столицы.
В небольшом подвальном помещении темного паба, на фасаде которого висела вывеска с дырявым котлом, столь предусмотрительно не затрагивающая сознания редких в эти дни маглов, собирались толпы волшебников. Ручейки их вились из тайного прохода в Косой переулок, выливались на улицы города, разнося сплетни и тревожные новости о произошедших событиях. В мире волшебников почти никто не сомневался в магической природе этого страшного пожара, но вопросы «Как?» и «Зачем?» не утихали до сих пор и тут.
- Ивлин, подлей-ка эля!
- Вы слыхали? Давеча одного поймали на Черном мосту!
- Да где уж им угнаться…
- Это темная магия, поверьте моему слову!
- Кто только сподобился на такое?
- Мариус Флетчер Мерлином клянется, что видел, как его схватили!
- Заливает. Мы бы уж точно знали.
- Я такого пламени ни в жизнь не видел!
Волшебный мир кишел, как растревоженный улей: сердито, беспокойно, но тихо. Все понимали, творится нечто страшное, но направлено оно было против маглов, ведь пострадали по большей части только они. Кто мог совершить подобное преступление, не знал никто. Даже сидевший в углу паба и внимательно наблюдавший за всеми Бартемиус Второй лишь прислушивался к разговорам, потягивая пол пинты превосходного эля и неодобрительно качая головой.

***
Глубокой ночью глава Совета магов сидел, схватившись за голову, в кабинете Круглого стола. Перед ним лежали кипы писем со всех концов страны с весьма тревожным содержанием. Повсеместно в мире маглов вспыхивали очаги так называемой «охоты на ведьм», сотни и тысячи подозревающихся в волшебном происхождении утаскивались на незатухающие вот уже несколько недель костры, в огне сгорали дети, женщины и мужчины без разбору, и более всего среди них было маглов, но попадались и волшебники. Зачем кто-то устраивал подобное зверство – этого глава Совета понять не мог. Не знал он и как остановить подобное безумие.
Огонь в камине давно догорел, не мелькали в нем даже маленькие угольки, и большой Зал Совета с Круглым столом посередине освещали только стоящие на столе свечи. Неверные отблески пламени, игравшие на стенах, создавали причудливые рисунки на колоннах просторного зала, витиеватая резьба которых вела вверх, к куполообразному потолку, терявшемуся сейчас во мраке ночи.
Этот зал был оплотом волшебного мира, знаком равенства всех волшебников друг перед другом. Как в древние времена Короля Артура и его верного помощника Мерлина Круглый стол символизировал власть 12-ти равных волшебников Совета, решавших судьбы мира магов. И как в давние времена Совет должен был защитить своих граждан от ужасающей беды, нависшей над магическим сообществом. Беды неотвратимой, грозной и неизвестной.
Кто сотворил подобное злодеяние с целым городом, кто заставил тысячи маглов потерять жизнь и кров, а волшебников подставить под ужасающее преступление? Кто и зачем развязывал войну между двумя соседствующими народами, жившими до времени в мире и благоденствии? Вопросам не находилось ни конца, ни ответа, и глава Совета все глубже запускал пальцы в недра своей безразмерной шевелюры.
От двери повеяло легким сквозняком, задувшим одну из свечей на столе, но глава Совета не обратил на это ни малейшего внимания, пока легкий смешок не отвлек его от тяжелых дум. Встрепенувшись, он поднял глаза от стола, с тайным вздохом ожидая увидеть еще одну сову с письмом, но встретился глазами с незнакомцем в длинном черном одеянии. Замерев на секунду и приоткрыв рот от удивления, глава Совета смотрел в эти холодные глаза, блестевшие из-под капюшона, и не мог отвести от них взгляда. Казалось, даже сердце его перестало биться на мгновение, показавшееся вечностью, пока глава Совета не смог взять себя в руки и вымолвить неловкое:
- Кто вы?
- Я тот, кто вам нужен, имена опустим, мое вам ничего не скажет, - незваный гость уселся в кресло рядом с Магистром. Голос незнакомца, холодный, вкрадчивый и низкий, был наполнен тем особенным спокойствием уверенного в своих действиях человека, который пойдет на все ради своей цели.
- Что вы здесь делаете, Мерлин вас разбери! – подскочил, не выдержав, глава Совета.
- Вам наверняка нужны ответы, и они у меня есть, - ночной гость чуть отклонился на высокую спинку резного стула, сложив кончики пальцев вместе. – Сядьте, - приказал он не терпящим возражения тоном.
Вся фигура его, острый взгляд полуприкрытых глаз, легкая усмешка, жесткой линией прочертившая губы, говорили о том, что он ощущает себя хозяином положения. Черная мантия из дорогой ткани, черные же перчатки, изящные и неспешные движения, кружева выглядывающих рукавов рубашки говорили о высоком происхождении незнакомца. Голос его главе Совета был незнаком, но он мог бы поклясться, что этот человек был вхож в самые влиятельные круги волшебного сообщества.
- Что вам здесь нужно? – глава Совета магов устало и как будто безнадежно опустился на свой стул.
- Мне нужны ваши решения, Магистр, - вежливым кивком он склонил голову набок. – Я представляю здесь тайное сообщество магов, которое древнее и могущественнее, чем вы можете себе представить. Давно пришло время менять наши устои и традиции. Мы сделали шаг, теперь ход за вами, - легким жестом руки он указал в сторону главы Совета.
- Я не понимаю…
Незнакомец усмехнулся, в его глазах мелькнула неприкрытая жестокость.
- Союз с маглами всегда был лишь фикцией с их стороны, покровы которой могли быть сброшены в любой момент. Мы всего лишь подтолкнули развитие событий. Все это, - тут он указал на окно, - произошло из-за одного движения палочки. Одно лишь нужное заклинание разрушило все, над чем вы трудились и за что роптали, Магистр. Теперь маглы вам этого не забудут, как и вы не забыли бы им подобный шаг. А он бы обязательно наступил, рано или поздно. Наш союз был ошибкой, конец которой должен наступить сегодня. Немедленно.
Магистр совета продолжал лишь молча глядеть на незнакомца, от удивления не в силах вымолвить ни слова. Он хватал ртом воздух, словно несчастная рыбешка, выброшенная приливом на берег.
- Вы…вы…вы… Что вы сделали? Зачем? За что? – пролепетал, наконец, он, обессиленно промакивая лоб от блестевших капелек пота.
- Наши мотивы вам знать ни к чему. Прибавлю только, что такой исход наших отношений с маглами был предсказуем и неизбежен. Не стоит пытаться вернуть все к прежним устоям. Это ни к чему не приведет.
- Но чего вы добивались этим?
- Свободы для волшебников от недоумков маглов, – незнакомец немного поразмыслил, проведя пальцем по губам и оценивающе посмотрев на сжавшегося в кресле человека. - И власти, конечно же. Для себя.
- Власти?
Незнакомец рассмеялся.
- Не делайте вид, что вы не понимаете. Так вы выглядите еще более жалко, чем сейчас. Контролировать магическое сообщество легче в отдельности от маглов. Отделяя эти две стороны друг от друга, стравливая их, мы заставим волшебников скрыться, уйти из мира маглов, навсегда унося с собой все тайны магии. Это сделает волшебников свободными от мира простецов. А что может быть лучше, чем мнимая свобода под властью незримых, но мудрых правителей? Это и есть высшая допустимая форма свободы для человека.
- О каких еще правителях вы говорите? Кто вы такой?
- Я же сказал, что подробности вам ни к чему, - этот голос мягко, но твердо указывал, успокаивал и притягивал к себе одновременно. – Есть силы гораздо более совершенные, древние и глубокие, чем те, которыми пытаетесь пользоваться вы, Магистр. Об этом ордене знать вам не дано. И лучше не пытаться ему сопротивляться.
- Это почему же? – в голосе главы совета послышался вызов.
Незнакомец мягко усмехнулся.
- Ради безопасности ваших граждан, ведь именно за нее вы так ратуете, Магистр. Если только одно заклинание смогло разрушить века баланса между маглами и волшебниками, что будет, если снова применить его, но уже против магов? Вы не сталкивались с подобной силой, не знаете, как противостоять ей. А у нас в запасе еще множество неизвестных до этого момента заклинаний, против которых вы не сможете устоять. Огонь будет уничтожать ваши города, покроет пеплом ваши деревни, с ним не сравнится мощь ни магловских средств, ни ваша. Тем более, маглы вам более не помогут. Смиритесь и защитите ваших людей, магистр. И не стоит применять дешевых фокусов, - человек едва заметно кинул взгляд на руку главы Совета, которой тот потянулся к палочке. – Если я не вернусь в назначенный срок, мы осуществим свой план, который приведет магический мир практически к гибели.
Магистр отдернул руку от внутреннего кармана, со страхом глядя на незнакомца.
- Но что вы собираетесь делать сейчас?
- Нам не нужна гласность, и открыто к власти мы не стремимся. Вы не лишитесь своего поста, - ухмылка проскользнула на его губах, но глаза так и оставались жесткими и холодными. – Вы убедите Совет волшебников в сложной для магического мира ситуации пойти на крайние меры и отгородиться от мира маглов, не поддерживать с ними связей, не показываться им на глаза, сделать так, чтобы о нас забыли. В сложившейся ситуации это самый разумный жест, и магическое сообщество никогда не забудет вашей мудрости, - незнакомец приподнял бровь.
Магистр Совета только несчастно качал головой, со страхом глядя на сидящего напротив волшебника и неслышно шевелил губами.
- За это мы отблагодарим вас. По-своему, - человек в черном склонил голову набок. – Вы призовете волшебников распустить Совет магов и основать вместо него нечто более совершенное, сильное и могущественное – Министерство магии. Стать первым министром при таком раскладе не составит труда, - усмехнулся незнакомец.
Магистр Совета лишь обессиленно сполз в своем кресле еще ниже.
- И знайте: обо мне никто не должен знать, и об этом разговоре тоже. Вы прославитесь, как превосходный реформатор, спасший народ от беды. Но запомните, - незнакомец привстал, положив руки на стол и вкрадчиво прошептал, склонившись над несчастным Магистром, - как только вы встанете у нас на пути, мы найдем способ сделать жизнь магического сообщества невыносимой. Мы нашлем на вас такие беды, которые вам и не снились. В нашей власти управлять судьбами, внушать мысли о господстве темным магам, вкладывать тайные желания в головы амбициозных политиков, развязывать войны или примирять стороны. Мы всегда рядом и неусыпно следим за вами. Посмеете перейти нам дорогу – и сразу же почувствуете руку, держащую вас за горло. Но до тех пор мы надеемся быть вашими соратниками… Министр, – он сделал ударение на последний слог, мгновение посмотрел на тщедушного и напуганного человечка в кресле, развернулся на каблуках и столь же быстро, как и появился, растворился в ночи.

@темы: Переходим в пятую стадию

URL
Комментарии
2013-11-19 в 22:10 

око возрождения
Trust me. I'm....TARDIS
Еще больше Алисы сегодня! Прочту через часок, меня мама замучала искать ей инфу для лекции.

2013-11-20 в 01:15 

око возрождения
Trust me. I'm....TARDIS
Как у него вообще поднялась рука написать, что это может быть В? Охренеть.

2013-11-20 в 12:36 

evernalis
Я на вопрос не ответила какой-то.

URL
2013-11-20 в 22:49 

око возрождения
Trust me. I'm....TARDIS
Да я помню. Просто у меня О____о

2013-11-21 в 17:12 

Dasha_Solnce
Ну, это как с Харли ведь когда-то? Некоторым профам подавай от и до, а другим литературность важнее.

2013-11-21 в 17:29 

evernalis
Оо, точно, ты мне напомнила. Литературность бьет рамки и границы, так как творчество безгранично и вечно.

URL
2013-11-21 в 17:31 

Dasha_Solnce
Вот давай, твори дальше)

   

Наброски пастелью

главная